Информационный портал

Пятница, 20 часов. Читаем вместе.

Опубликовано - 11 декабря 2009, в раздел - Лента новостей портала, просмотров - 4 273





Его разбудил вой. Ультразвук терзал барабанные перепонки где-то за порогом слышимости.
Ему с трудом удалось встать на ноги.
Тьма.
Несколько раз он наткнулся на стену. Смутно осознал, что болят руки: будто в кожу вонзились тысячи игл.
Звук сводил с ума…
Бежать! Где-то должно быть спасение!

Слева появилось пятнышко света.
Он повернулся и бросился туда. Пятнышко выросло до размеров дверного проема.
Он вырвался из тьмы и замер, щурясь от режущего глаза света.
Голый, весь в поту. Мозг затуманен обрывками снов.
До него докатился гул, похожий на гул людской толпы, но он продолжал щуриться на
невыносимо ярком свету.
Вдалеке выросла темная фигура. Преисполненный гневом, он рванулся к ней, не отдавая
себе отчета в том, что делает. Горячий песок обжег босые ступни, но он в пылу атаки не
почувствовал этого. В какой-то области мозга возник вопрос: «Почему?», но он его игнорировал.

И вдруг встал как вкопанный.
Пред ним возникла обнаженная женщина – манящая, зовущая: он ощутил хлынувший в
чресла огонь. И устремился к ней.
Она удалялась, танцуя.
Он побежал быстрее. Но когда распахнул объятья, обожгло правую руку, а женщина исчезла.
Он бросил взгляд на плечо и обнаружил торчащий алюминиевый стержень. По руке струилась
кровь. Гул толпы нарастал.
… и она появилась снова.

Во второй раз он бросился за ней, и огонь перекинулся на левое плечо. Она исчезла – его трясло,
он истекал потом и щурился от света.
«Это ловушка,- решил он. – Не поддавайся!»

Она возникла вновь, но он стоял как вкопанный, делая вид, что не замечает ее. Боль жгла
его со всех сторон, но он не двигался, в надежде обрести ясность мысли. Появилась темная,
высотой более двух метров фигура. У нее оказались две пары рук. В одной руке что-то было.
Если бы свет не резал глаза…

Преисполненный ненависти, он бросился в бой.
Боль обожгла бок.
Постойте!
«Они все сошли с ума!- убеждал он себя, припомнив, кто он и откуда. – Это арена для боя
быков, а я – человек, а это темное нечто…нет. Здесь что-то не то.»

Он упал на четвереньки в надежде выиграть время. Набрал полные пригоршни песка.
Настал черед уколов – будто било током. Он терпел, сколько мог, затем встал.
Темная фигура махнула чем-то в его сторону, и он ощутил новый прилив ненависти.
Он сорвался с места, и, добежав, замер. Он понял – это игра.

Его звали Мишель Касиди. Он работал адвокатом. В Нью-Йорке. В фирме «Джонсон, Уимс,
Доуэрти и Касиди». Кто-то остановил его на улице и попросил прикурить. На углу.
Поздно вечером. Это он помнил.

…Он швырнул песок в голову твари.
Темная фигура покачнулась, руки вознеслись к лицу, вернее, туда, где оно должно быть.
Скрипнув зубами, он вырвал алюминиевый стержень из плеча и острым концом воткнул в живот твари.
Что-то ужалило в шею, наступила тьма, и долгое время он лежал без движения.
Когда он обрел способность двигаться, то вновь увидел темную фигуру и попытался схватить ее.
Он промахнулся, спину обожгла боль,- потекла кровь.

Поднимаясь, он закричал:
- Вы не имеете права так поступать! Я – человек! Я – не бык!
Донесся гул рукоплесканий.
Он бросался на темное существо шесть раз, пытаясь ударить его, обхватить, сжать. Но каждый
раз было больно ему самому.

Он поднялся, тяжело дыша, весь в поту. Болели плечи и спина. В голове на мгновение прояснилось.
О сказал:
- Ты. Наверное, Бог? Так вот в какие игры ты играешь…
Существо не ответило, и он ринулся в атаку, упал на колени и нырнул врагу под ноги.
Когда повалил на землю эту тварь, почувствовал страшную, обжигающую боль в боку.
Дважды ударил кулаком. Боль пронзила грудь. Он почувствовал, как немеет тело.

- Или ты?.. пробормотал он.
Губы еле двигались.
- Нет, ты не… Где я?
Последнее, что осталось в памяти: боль – ему отсекли ухо.